23:51 

Naruto ArtFest
Т7-38. Саске|(/)Сакура. АУ от канона. Противоположные характеры: милый Саске, равнодушная Сакура. Можно Наруто вписать, без яоя и намеков.
Арт

@темы: выполнено, Харуно Сакура, Учиха Саске, 7 тур

URL
Комментарии
2015-09-22 в 20:29 

1044 слова, АУ в пределах канона, ООС.

— День тяжелый выдался, Сакура? — поинтересовался Саске сочувственно. — Садись, передохни.
Указал взглядом на скамейку рядом с собой.
Сакура скосила на него глаза.
— Что ты здесь делаешь?
— Наруто за тебя беспокоится, — сказал Саске с легкой улыбкой. — Когда ты после миссий говоришь, что стремишься к одиночеству, но вместо того, чтобы спать дома, идешь бродить по Конохе... Наруто боится, как бы с тобой чего не случилось.
— Хм.
Сакура просто поражалась глупости своих сокомандников. Будто с ней что-то может случиться! Если ниндзя-шпионы нападут — им не позавидуешь. После миссий у Сакуры всегда было отвратное настроение. Она точно знала, что теряет в Конохе время. Она — сильная куноичи, первый медик после Цунадэ-сенсэя, не только в Конохе — среди всех синоби. В скором времени она перерастет наставницу. И что делать дальше?
Наруто беспокоится, подумала Сакура. И Саске. Наруто никогда бы не сказал Саске о своем беспокойстве. Тот заметил сам, как замечал всегда, парень, больше похожий на девушку — не столько внешне, сколько по умению забывать о себе, чтобы другому было лучше. При этом Саске мог быть жестким и целеустремленным, когда нужно.
Человеческие отношения и чувства были похожи на переплетенные нити: кто-то путался в них, затягивая новые узлы, кто-то пытался разорвать...
Саске расплетал терпеливо и усердно, будто длинные женские волосы, и, разобравшись во всем, все расставив по своим местам, заплетал снова. Единственно верным образом.
В чем-то это было похоже на работу квалифицированного медика: непрофессионал вскроет загноившийся нарыв, но так, что пациент будет сжимать зубы от боли.
Профессионал отвлечет пострадавшего разговором и, улыбаясь, выпустит гной так, что пациент даже не заметит.
В человеческих отношениях Саске был профессионалом. Как положено спецу — отстраненным. Налаживание чужих чувств было для него просто работой: он по доброй воле смягчал острые углы других людей, где бы ни оказался, сам при этом оставаясь в стороне.
Наруто, с его бескомпромиссностью, сиял; сияла по-своему и хмурая, внешне равнодушная Сакура. Они были яркими личностями.
Саске, встрявший между ними, как между молотом и наковальней, оттенял этот свет.
Благодаря ему команда номер семь считалась самой лучшей в Конохе.
Чего он хотел для себя, Саске? Сакура не понимала.
— Когда ты так на меня смотришь, мое сердце трепещет, — Саске все так же мягко улыбался, и его шутливые слова заставляли напряжение в Сакуре отступать. Просто химическая реакция — не такая, когда видишь подходящего по возрасту парня, и тело начинает сладко ныть.
Будто шею покалывают, разбегаясь в стороны, горячие мурашки — так приятно. Так...
Саске умеет это. Словами, энергетикой, шутками — он делает так, что страх проходит и жизнь кажется лучше.
Вот только на самом деле ему плевать. Для него равны все — Сакура, Наруто, Цунадэ-сенсэй, участники других команд. Он никого не выделяет среди них, да и не хочет выделять. Ему достаточно себя самого.
Он лжет.
— Заткнись, — холодно сказала Сакура. — Ты раздражаешь.
На мгновение беззаботный лоб Саске пересекла тонкая морщинка. Потом он кивнул, будто что-то понял.
— Ты очень устала. Скольких людей ты исцелила на этой миссии? Да еще и в бой вступила. Давай я провожу тебя домой.
Сакура развернулась на каблуках, собираясь уйти.
«Давай я провожу тебя»... Когда-то она мечтала услышать эти слова от Саске.
Не так.
В детстве Саске нравился многим девочкам — он был очень добрым. Перевязывал им разбитые коленки, не понимая, что разбивают их часто нарочно, ради его внимания; хвалил простенькие икебаны и позволял плести для себя венки.
Друзей среди мальчиков у Саске не было — пока не появился Наруто, одинокий, всеми презираемый.
Саске был единственным, кто нарушил круг отчуждения, в котором жил Наруто. Потом этот круг исчез, и Наруто теперь знали все, любили все; а Саске, благодаривший за каждое признание в любви, но всем отказывавший, оставался в тени.
В чем-то другом он не нуждался; хорошо, что Сакура не призналась ему в свое время. Иначе теперь не смогла бы работать с ним в команде.
У Саске была хорошая семья — любящая мать, немного отстраненный, но тоже любящий брат, талантливый Учиха Итачи; Саске привык быть в тени. Привык поддерживать. И у него самого была поддержка, опора под ногами — не то, что у осиротевшей в семь лет Сакуры.
Саске был сиротой только наполовину — и он не помнил своего погибшего отца, как не помнил своих родителей и Наруто. Саске не мог понять.
Саске был последней ниточкой, связывавшей Сакуру с детством — помнится, она отращивала волосы, чтобы понравиться ему, и дружила-соперничала с Ино... все это ушло в далекое прошлое. Когда Сакура оказалась в одной команде с Наруто, она даже обрадовалась — он мог понять, хотя бы отчасти.
Саске был другим. Все прошло, а Саске остался; последняя слабость, несбывшаяся мечта.
Наверное, она и вправду устала.
Ощущение чужих пальцев на собственном запястье было Сакуре в новинку.
— Отпусти, — сказала она, не предпринимая попыток освободиться.
— Сакура, — голос Саске звучал почти напевно. — Он просто очень занят. Он проводил бы тебя сам, но на его плечи легла огромная ответственность. Не злись на него. Ты ему дорога.
— Вот за это, — Сакура все так же стояла, не вырываясь, — я тебя и ненавижу.
Судорожный вздох стал ей ответом; такого Саске явно не ожидал.
Он и не заслуживал такого. Сердце кольнуло: неправильно, несправедливо... опять все испортила.
Сакура стряхнула чужую руку со своей руки, обернулась, глядя в расширившиеся темные глаза.
— Прости, — улыбка Саске получилась вымученной, и Сакуру обжег стыд — это из-за нее, — что я — не Наруто.
Эти слова поставили Сакуру в тупик.
— Ты же любишь его, — тихо сказал Саске, — не меня.
Сакура засмеялась.
— Ты всегда хочешь как лучше... всем, — выдавила она сквозь смех. — Ты отдаешь... так много, даже слишком, и ничего не оставляешь для себя. Ты не позволяешь о тебе заботиться, не позволяешь быть с тобой рядом, ты видишь столь многое — и не замечаешь самого главного. Я...
Саске не дал Сакуре договорить.
Он ее поцеловал.
Он был жестким и целеустремленным, когда нужно, и всегда оказывался рядом: перевязывал ее коленки, хвалил ее икебаны, позволял плести для себя венки.
Защищал ее на миссиях. Шел за ней после миссий. Говорил о Наруто, приписывая ему собственное беспокойство, собственные чувства; Наруто был его другом, Сакура — той, для кого он хотел счастья.
Счастье для них обоих стало бы его счастьем — так он, наверное, думал, благодаря за признания в любви, но не умея признаться самому, разбираясь в хитросплетениях чужих чувств, но оттесняя вглубь чувства собственные.
Саске выбрал их сам, и Наруто, и Сакуру. Саске решил все за них; но он не был отстраненным спецом, не был равнодушным.
Он был слишком раним и позицией «это мой выбор» пытался защититься от боли.
— Проводи меня домой, — сказала Сакура после поцелуя.
Голос Саске звучал серьезно, но глаза улыбались:
— Только если ты согласишься стать моей девушкой.

URL
2015-10-01 в 21:37 

Немного другого ожидалось от арта и заявки, но текст вышел даже лучше предполагаемого. Внешние эмоции, скрывающие внутренний мир - хорошо показано, очень интересно. Хотя в конце вышло флаффно, но это не портит впечатления. Порадовали. Спасибо, автор:white:
зак.

URL
2015-10-01 в 23:27 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Гость, вам спасибо за интересную заявку :heart: Здорово, что понравилось)

а.

2015-10-08 в 12:44 

Эйвлинн
Ваша идея, конечно, безумна. Весь вопрос в том, достаточно ли она безумна, чтобы оказаться верной(с)
Замуррчательный, такой спокойный, понимающий. :hlop: Хороший фик

2015-10-09 в 01:41 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Eva Leen, спасибо! :love: Рада, что приглянулось ;)

     

Naruto ArtFest

главная